СМИ пишут, что в блокчейне биткоина нашли детскую порнографию. Может ли это привести к его запрету?

0 405

 

Как сообщалось, к такому открытию пришли исследователи Рейнско-Вестфальского технического университета Ахена. Изучив 1600 файлов в блокчейне, они нашли восемь файлов сексуального характера, а на одном из них присутствовал несовершеннолетний. Также исследователи нашли 274 ссылки на контент, связанный с насилием над детьми.

«Таким образом загрузка свежей версии блокчейна может вовлечь пользователей в процесс распространения нелегального контента. Однако постоянная синхронизация блокчейна жизненно необходима любому пользователю биткоина. Таким образом факт распространения нелегального контента может крайне негативно сказаться на отношении к биткоину во многих странах», — заявили исследователи.

Стоит отметить, что сам по себе этот вопрос не новый — еще в апреле 2013 года бывший разработчик Bitcoin Core Джефф Гарзик поднял эту проблему в своем блоге, назвав возможность добавления «дурных данных» и неизменность записей «ужасной» и «практически не подлежащей исправлению» особенностью блокчейна.

Многие издания поспешили перепечатать вывод одного из источников, который предположил, что в связи с этим «владение блокчейном» (под этим, видимо, подразумевается установка на свой компьютер полной ноды) может стать незаконным.

Можно ли подобные утверждения считать корректными или, возможно, они вводят в заблуждение неискушенных читателей? На этот вопрос специально для ForkLog ответили эксперты и специалисты по криптовалютам и блокчейн-технологиям.

Артем Афян, адвокат, управляющий партнер Juscutum:

Сама постановка вопроса о том, что биткоин могут запретить за детскую порнографию, — это достаточно вольный пересказ новости с сайта Gizmodo. В случае каждого копирования контекст немного изменили. Изначально речь шла о том, что группа из немецкого университета RWTH Aachen представила свое исследование на конференции в Кюрасао. По результатам исследования файлов в блокчейне биткоина и в примечаниях к транзакциям было найдено всего восемь случаев, когда информация сочеталась и вела на детскую порнографию. В одном случае это была картинка с достаточно длинной страницей ссылок на порнографию.

Считать, что из-за примечаний в нескольких транзакциях со ссылками на детскую порнографию могут запретить биткоин, абсурдно. Следуя этой логике, за наличие детской порнографии можно запретить интернет. Во-вторых, с этими ссылками есть проблемы, с которыми в принципе нужно бороться. В том, что они могут попадаться на различных ресурсах, нет ничего удивительного. Вопрос в том, как с ними бороться. В большинстве случаев борются с контентом, который находится по ссылке. Можно вспомнить, что на большинстве стодолларовых купюр есть отпечатки кокаина. Такие незаконные вещи, к сожалению, являются следами нашей повседневной жизни.

Но на мой взгляд, это попытка в очередной раз сделать громкую новость вокруг темы биткоина. До этого тема криптовалюты и детской порнографии пока еще не пересекалась, а здесь новостное «бинго».

Блокчейн-разработчик, пожелавший остаться анонимным:

В подавляющем большинстве случаев данные в блокчейне биткоина представляют собой ничто иное, как записи о проведенных в сети транзакциях. Однако в блокчейне также может храниться и сторонняя информация — так, самый первый обработанный майнерами блок в блокчейне содержал в себе текстовое послание от создателя криптовалюты, человека под псевдонимом Сатоши Накамото.

Все это привело к мысли, что на самом деле можно оставить неизменный след в блокчейне биткоина благодаря заполнению блока текстовой информацией. Таким образом, основное преимущество блокчейна биткоина — его сильная «иммунная система» — стала и основным его недостатком. Из сети невозможно удалить созданный блок.

При этом еще в марте 2015 года Интерпол предупреждал, что блокчейн биткоина может быть использован злоумышленниками для распространения нелегального контента.

Гордон Эйнштейн, управляющий партнер CryptoLaw Partners:

Это, конечно, не приведет к запрету биткоина или приостановке его работы, поскольку он построен так, что остановить сеть невозможно. Однако я допускаю правовые последствия для тех, кто управляет определенной нодой, которая верифицировала блок с такой информацией. Решением могут стать зашифрованные распределенные ноды, которые будут полностью анонимно поддерживаться сразу несколькими людьми.

Нет ничего незаконного в том, чтобы содержать ноду, однако у кого-то могут возникнуть проблемы из-за действий одного злоумышленника. Все это, впрочем, чистая теория — в реальной жизни никаких правовых последствий для владельцев нод не будет.

Степан Гершуни, биткоин-евангелист, член Экспертного совета по законодательному обеспечению развития финансовых технологий в Госдуме РФ:

На текущий момент в блокчейне биткоина не хранятся никакие запрещенные фото- или видео-материалы. Теоретически это, конечно, можно сделать: например, через транзакции отправить бинарный файл какой-нибудь запрещенной фотографии. Думаю, после этой новости появится масса желающих поэксперементировать подобным образом с биткоином или с другими блокчейнами.

Разработчик Питер Тодд даже предлагал еще более интересную идею: разместить два куска бинарного кода в блокчейнах Ethereum и биткоина таким образом, чтобы по отдельности они были безобидны, но при совмещении формировали бы запрещенный материал. По его мнению, это должно вызвать забавную дискуссию о том, какой именно из блокчейнов должен удалить информацию.

Если говорить более серьезно, то наличие некоторых байтов в некотором файле не может быть незаконным — незаконными могут быть только человеческие действия, например, размещение или распространение детской порнографии. Именно люди, а не алгоритм, несут за это ответственность.

Марина Гурьева, начальник Управления инновационной деятельности НИУ ВШЭ:

Если просто погуглить вопрос по детской порнографии, то ссылки поведут на Deep- или Dark Net. Причем ссылки поведут туда с самых разных интернет-ресурсов (блокчейн — один из множества). Связывать запрет на токены с тем, что в блокчейне можно найти ссылки на разного рода информацию, нелогично. Хочется вспомнить Павла Дурова, который предложил запретить телефоны, так как террористы пользуются ими для организации терактов.

Александр Иванов, CEO Waves Platform:

Возможно, разработчикам биткоина придется задуматься над комплексом мер по минимизации подобных явлений, но блокчейн как технологию не запретят.

Когда у человека в облачном хранилище обнаруживают запрещенный контент, облачный сервис не объявляется преступником. Человек, который нацелен преступить закон, все равно найдет способ это сделать, несмотря на запреты. Логичнее совершенствовать плюсы и исправлять недостатки технологии.

Блокчейн уже проникает во все сферы нашей жизни, и речь идет не только о цифровых деньгах. Maersk, FedEx и другие корпорации внедряют блокчейн-решения для улучшения систем доставки, логистики и снабжения. Большое количество ICO проводится в таких сферах, как здравоохранение, страхование, недвижимость, энергетика. Очевидно, что за блокчейном будущее.

Проблемы есть у любой технологии. Нужно искать их корень, разрабатывать решения. Тем более развитые блокчейн-платформы, включая биткоин, работают над совершенствованием своих механизмов. Так что запрета блокчейна не будет.

Дмитрий Гадомский, Axon Partners:

Блокчейн — это технология, а технология делает с государственным разрешениям и запретам приблизительно то же, что и законы физики. Возьмем пиринговые сети. Никто ведь не запрещал пиринговые сети как таковые, запрещали Napster, Kazaa и пр. Tor тоже никто не пытается запретить как технологию. Но незаконные площадки для торговли оружием, порнографией и прочими объектами, ограниченными в обороте, закрывают. Так что я бы не преувеличивал значение этой новости.

То, что сервисы на базе блокчейна будут пытаться урегулировать, не вызывает сомнений. Интернет сперва тоже был нерегулирумым, и только спустя несколько десятилетий правообладатели и государство, наконец, оставили в покое интернет-сервисы и пользователей (во всяком случае, нет такого бурления, как было до Digital Millennium Copyright Act и сразу после его принятия).

Для меня ноды, которые хранят реестры, по правовой природе похожи на интернет-сервис провайдеров (ISP): владелец ноды хотя и загрузил реестр, но не он загружал туда порно, не он фильтрует контент и прочее. ISP в большинстве стран мира пользуются иммунитетом (safe harbor) от ответственности за нарушения прав на контент. Иначе можно было бы прекратить работу любого провайдера.

Думаю, что похожее регулирование будет и в блокчейне. Как минимум, абсолютно глупо было бы блокировать технологию из за того, что 0,000001% контента — это порно. Думаю, в интернете такого контента найдется процентов 30.

***

Отдельного внимания заслуживает комментарий профессора Принстонского Университета и исследователя биткоина Арвинда Нарайанана. В своей записи в Twitter он напомнил о недавнем исследовании на тему распространения детской порнографии и другого нелегального контента, отметив, что последовавшее после его публикации обсуждение в прессе оказалось (совсем неудивительно) слишком поверхностным.

 

 

 

 

 

 

Рассуждая о юридической составляющей такого понятия, как намерение осуществить какое-либо действие, он, в частности, отмечает, что закон не является алгоритмом и что важной составляющей легальности или нелегальности действия является намерение.

Также он обращает внимание, что собственно никаких запрещенных изображений в блокчейне обнаружено не было — только ссылки. И с юридической точки зрения — это огромная разница. Более того, ученый настаивает на некорректности самого понятия «нелегальный контент» — никакой контент нелегальным быть не может, нелегальными могут быть только действия людей.


Подписывайтесь на новости AltCoinLog в Telegram.


Похожие материалы:

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.